Ваша реклама могла бы быть тут

Мы были первыми! Боевые лазерные установки корабельного базирования

Владимир Щербаков

Многие из читателей, наверное, знают о лазерном оружии космического и авиационного базирования, еще больше – читали известный роман Алексея Толстого. Однако немногие, вероятно, знают, что в Советском Союзе первым лазерное оружие испытали именно военные моряки. Причем, если в России советский опыт в данном направлении оказался не востребован, в Соединенных Штатах Америки работы по лазерному оружию корабельного базирования идут сегодня весьма активно и корабельная лазерная установка уже поступила в опытную эксплуатацию ВМС США.

Лазерное оружие представляет собой один из вариантов лучевого оружия – его еще принято называть «оружие на новых физических принципах» - и основано на использовании поражающего фактора лазерного излучения для воздействия на личный состав и боевую технику противника. При этом высокая эффективность лазерного оружия достигается применением мощных лазеров различного типа, высокоточных систем наведения, удержания и фокусирования лазерного излучения на цели.

Если говорить о самом лазере, то это – оптический квантовый генератор, источник оптического когерентного излучения, характеризующегося высокой направленностью и большой плотностью энергии. В лазере происходит преобразование различных видов энергии в энергию лазерного излучения, причем в зависимости от вида используемого в нем рабочего вещества (топлива), лазеры бывают газовые, жидкостные и твердотельные, а также различных модификаций (например, химический лазер – это разновидность газового и т.п.). Сам же термин «лазер» происходит от аббревиатуры LASER, сформированной по первым буквам названия «Light Amplification by Stimulated Emission Radiation», означающего в переводе с английского «усиление света в результате вынужденного излучения».

Уникальная способность лазера со скоростью света переносить на большое расстояние значительное количество энергии и привлекла внимание военных, посчитавших его идеальным средством для выведения из строя оптики противника и даже ослепления его солдат, а при наличии лазерной установки достаточной мощности – еще и для уничтожения самолетов и танков, различных ракет и даже спутников.

Умы генералов и адмиралов будоражили картины, нарисованные в романе Алексея Толстого «Гиперболоид инженера Гарина», вроде такой: «Первый удар луча пришелся по заводской трубе, - она заколебалась, надломилась посредине и упала… Почти сейчас же влево от трубы поднялся столб пара над крышей длинного здания, порозовел, перемещался с черным дымом. Еще левее стоял пятиэтажный корпус. Внезапно все окна его погасли. Сверху вниз, по всему фасаду, побежал огненный зигзаг, еще и еще… Здание осело, рухнуло, его костяк закутался облаками дыма». Впрочем, вначале военные ряда стран мира приняли лазер на вооружение все же в менее «кровавом» варианте – в составе систем целеуказания и наведения оружия. Широкое распространение получили лазерные дальномеры и головки самонаведения ракет, авиабомб и, чуть позже, корректируемых артиллерийских снарядов.

Однако существенная зависимость эффективности боевого применения лазерного оружия от прозрачности атмосферы привела к тому, что наиболее идеальным вариантом поля боя для нового, лазерного оружия изначально рассматривались воздух – на больших высотах – или космос. Особенно высокий эффект от применения лазерного оружия ожидался в последнем случае, поскольку в космическом пространстве можно было не опасаться туч или облаков, пылевых бурь и иных «неприятностей».

Советские военные не стали исключением. В достаточно сжатые сроки была подготовлена и начата в практической реализации весьма амбициозная даже для сегодняшнего времени программа создания лазерного боевого комплекса, предназначенного для «удара» по американским космическим аппаратам военного назначения. Для апробации тех или иных конструкторских решений был выбран советский Военно-морской флот – только переоборудованные соответствующим образом корабли могли вместить все огромные механизмы прототипа боевой лазерной установки и, самое главное, обеспечить требуемую для «выстрела» мощность.

Сергей Горшков дает «добро»

После рассмотрения различных вариантов в качестве будущего носителя боевой лазерной установки – лазерного комплекса «Аквилон» - был выбран средний десантный корабль СДК-20. Данный корабль относился к проекту 770Д, имел стандартное водоизмещение 704 тонны, полное – 751 тонну, и в числе партии из шести однотипных кораблей был построен на судоверфи «Сточни Полночни им. Бохатерев Вестерпляти» (имени героев Вестерплятте) в польском городе Гданьск. Данный десантный корабль был спущен на воду 16 марта 1963 года, первоначально получив обозначение ТДК-20 (заводской №770D/2), где «ТДК» - это танко-десантный корабль, а 30 сентября 1963 года он был включен в боевой состав Военно-Морского Флота СССР. В том же году корабль получил новое обозначение, СДК-20, а затем произошел новый поворот судьбы – десантному кораблю предстояло стать носителем нового советского «супер-оружия», боевого лазерного комплекса корабельного базирования.

Правда для установки на корабле первой советской лазерной пушки, значившейся в служебной переписке как «мощная силовая установка» (МСУ), советский средний десантный корабль необходимо было переоборудовать. После тщательной проработки проекта переоборудования корабля в 1976 году Главнокомандующий ВМФ СССР Адмирал Флота Советского Союза Сергей Горшков утвердил специальное тактико-техническое задание, согласно которому Центральное конструкторское бюро (ЦКБ) «Черноморец» должно было выполнить работы по разработке проекта по переоборудованию среднего десантного корабля СДК-20 в опытовый корабль. Проект получил номер 10030 и шифр «Форос», а кораблю присвоили обозначение ОС-90 (ОС – опытовое судно). Непосредственные же работы по переоборудованию корабля должны были проводить специалисты расположенного в Севастополе судоремонтного завода имени Серго Орджоникидзе («Севморзавод»), ныне это принадлежащий украинцам Севастопольский морской завод имени Серго Орджоникидзе.

Свидетели тех грандиозных событий вспоминали впоследствии, когда работы над советской корабельной лазерной установкой перестали быть «тайной за семью печатями», что задача создания «лазерной канонерки» оказалась чрезвычайно сложной даже для всесильной советской оборонной промышленности, никогда не испытывавшей какого-либо недостатка в финансовых средствах, материальных и человеческих ресурсах. Огромный комплекс «Аквилон», имевший полную рабочую массу порядка 90 тонн, потребовал осуществления существенной переработки корпуса и надстройки корабля: носовую аппарель корабля, предназначенную для выхода техники и личного состава десанта, пришлось заменить на обычную носовую секцию с форштевнем; по бортам корабля были сооружены були шириной 1,5 метра – эти выступы хорошо видны на изображениях опытового судна ОС-90 («Форос»); надстройку же корабля выполнили в виде единого модуля с полным оснащением постов и помещений; на палубе был установлен кран грузоподъемностью 100 тонн, а все жилые и служебные помещения пришлось оборудовать специальными звукоизоляционными покрытиями. Кроме данных покрытий максимально возможное снижение шума должны были обеспечивать дополнительно оборудованные коффердамы – специально сооруженные на корабле узкие горизонтальные или вертикальные отсеки, разделяющие соседние помещения. Особо тщательно осуществлялся, по воспоминаниям очевидцев, контроль за монтажем агрегатов боевого лазерного комплекса «Аквилон», причем к проектированию опорных поверхностей данных агрегатов предъявлялись особо повышенные требования.

Сложность и комплексность работ, осуществлявшихся в рамках данной программы, характеризует тот факт, что процесс переоборудования среднего десантного корабля СДК-20 в опытовый корабль ОС-90 затянулся почти на восемь лет. Только в конце сентября 1984 года носитель лазерной пушки ОС-90 (первым командиром его стал, по имеющимся данным, старший лейтенант Машуков) был, наконец, включен в корабельный состав Краснознаменного Черноморского флота Военно-Морского Флота СССР, а уже в следующем месяце в акватории расположенного в Крыму флотского Феодосийского полигона засветили первые залпы корабельной лазерной пушки. В ходе проведенных испытаний советским морякам и представителям промышленности удалось успешно обнаружить, взять на сопровождение и затем сбить лазерным лучом ракету-мишень, летевшую на малой высоте и имитировавшую современную противокорабельную ракету.

Правда для того, чтобы выполнить атаку, продолжительность которой составляла всего несколько секунд (длительность непосредственно самого выстрела была и того меньше), экипажу пришлось более суток осуществлять специальные подготовительные работы. Еще один недостаток опытного лазерного комплекса «Аквилон» заключался в том, что коэффициент полезного действия установки (КПД) по результатам испытаний составил всего 5%. Основную часть энергии излучения, как оказалось, нейтрализовали неизбежные испарения с поверхности моря. Поэтому для преодоления этой проблемы специалистами было принято решение пускать боевой лазерный луч внутри так называемого луча просветления. В результате этого удалось несколько повысить ударную мощь лазера.

Однако все эти недостатки, обычно характерные для всех принципиально новых образцов вооружений, военной и специальной техники, меркли перед лицом главного успеха – в ходе испытаний советским специалистам удалось на практике подтвердить принципиальную возможность создания боевой лазерной установки, то есть фактически лазерной пушки, способной выводить из строя оптику и зрение личного состава противника, а также уничтожать атакующие ракеты, тогда как советские военные, а именно военные моряки, приобрели первый практический опыт по применению боевой лазерной установки в условиях обстановки, максимально приближенных к боевым.

Впрочем, как и в отношении многих других систем, наступившая «перестройка» и последовавший вскоре развал Советского Союза, сопровождавшийся лавинообразным сокращением финансирования отечественных Вооруженных сил и национального оборонно-промышленного комплекса, поставили в итоге крест на программе создания боевых лазерных установкок корабельного базирования.

«Диксон» - собрат ОС-90

Примечательно, что «лазерная канонерка» ОС-90 была не единственным опытовым судном, принадлежавшим Военно-Морскому Флоту СССР и использовавшимся в советской программе разработки боевых лазерных систем. Еще одним носителем боевой лазерной установки – тоже созданной в виде прототипа – стал корабль «Диксон», переоборудованный из вспомогательного судна по проекту 05961, разработанному специалистами ленинградского Невского проектно-конструкторского бюро (Невское ПКБ; главный конструктор проекта – Григорий Кужельный), создававшего отечественные авианосцы и другие крупные корабли. Однако проблем с реализацией данного проекта, к сожалению, оказалось намного больше, чем в случае с опытовым судном ОС-90.

Лазерная установка, разработанная по теме «Айдар» и предназначенная для размещения на новом опытовом судне, была намного больше по массе и габаритам, чем упоминавшийся ранее комплекс «Аквилон», и требовала для нормального функционирования большего количества энергии. Поэтому в качестве платформы для «Аквилона» разработчикам и пришлось выбрать уже не средний десантный корабль, а более крупное судно «Диксон».

Судно «Диксон» изначально строилось по проекту 596 как лесовоз типа «Вытегралес» и под названием «Восток-3» (заводской №952) было заложено 29 августа 1962 года для Балтийского морского пароходства на ленинградском Судостроительном заводе имени А. А. Жданова. Лесовоз был спущен на воду 6 июля 1963 года и в декабре того же года он был передан заказчику. Однако затем судно было переоборудовано по проекту 596П и стало уже экспедиционным океанографическим судном, которому присвоили имя «Диксон», а еще через некоторое время, в 1977 году, данное судно было переклассифицировано в поисково-спасательный корабль.

Полное водоизмещение «Диксона» составляло 7230 тонн, длина его превышала 126 метров, а ширина достигала 16,7 метров. Вот именно такой корабль и подходил для роли носителя нового, более мощного боевого лазерного комплекса. Причем в целях введения разведывательных служб потенциального противника в заблуждение «Диксон» в открытой переписке обозначили «сухогрузом». Примечательно, что «туман секретности» соблюдался даже в секретной переписке, где корабль проходил под ничего не определяющим обозначением «опытовый стенд специального назначения».

Переоборудование «Дискона» осуществлялось в период с 1980-го по 1985 годы на уже упоминавшемся севастопольском судоремонтном заводе имени Серго Орджоникидзе («Севморзавод»), а вот боевую лазерную установку собирали на другом предприятии – Калужском турбинном заводе. Такова была в то время специфика советской промышленности, которая почти вся тем или иным образом была связана с работой на национальную оборону и безопасность: в первом цехе одного и того же с первого взгляда «гражданского» предприятия делали трактора, а во втором – танки, в одном здании собирали турбины, а в другом – корабельные лазерные пушки.

В отличие от опытового судна ОС-90, переоборудование более крупного и конструктивно технически более сложного корабля «Диксон» оказалось не только более сложной задачей, но еще и потребовало большего количества материальных и человеческих ресурсов и вылилось просто в гигансткую сумму расходов, так что занятые в программе специалисты вскоре окрестили судно «золотой рыбкой». К примеру, в ходе работ выяснилось, что при стрельбе лазерной пушки образуется большое количество водорода – он мог скопиться в междупалубных пространствах и затем рвануть всего лишь от одной искорки или зажженной не вовремя спички. В целях снижения возможности возникновения такой аварийной ситуации разработчикам пришлось ставить на корабль мощную систему вентиляции.

Следующая проблема была связана с необходимостью установки на судно не менее 400 баллонов, предназначенных для хранения сжатого воздуха. В целях обеспечения решения данной задачи разработчикам и специалистам судостроительного предприятия пришлось по обоим бортам «Диксона» снимать полностью металлическую обшивку. Кроме того, для установки боевой лазерной установки верхнюю палубу корабля необходимо было выполнить раскрывающейся – для обеспечения выполнения данного конструктивного решения специалистам пришлось усиливать конструкцию корпуса корабля. И, наконец, чтобы вся эта громадина – опытовое судно с боевой лазерной установкой – смогла развивать требуемую по утвержденному тактико-техническому заданию скорость хода, да еще и обеспечивала выдачу на лазерную установку необходимые 50 МВт электрической энергии, на «Диксон» пришлось дополнительно установить три турбореактивных двигателя, аналогичных тем, что устанавливались тогда на советских пассажирских авиалайнерах Ту-154. В результате переоборудования полное водоизмещение опытового судна «Диксона» выросло до 9500 тонн, а наибольшая ширина корпуса корабля увеличилась до 20 метров.

Доставила советским специалистам хлопот и собственно боевая лазерная установка, расходы на проектирование и постройку которой также вылились в весьма значительную даже по меркам советского оборонно-промышленного комплекса и оборонного бюджета сумму. К примеру, разработка адаптивного отражателя – специального медного «колпака» диаметром 30 сантиметров, предназначенного для отражения лазерного луча пушки в сторону противника, – обошлась государственному бюджету, по словам участников программы, примерно в два миллиона тогдашних советских рублей (весьма не маленьких рублей надо сказать). Причем на изготовление отражателя производственное объединение, расположенное в подмосковном Подольске, потратило около полугода рабочего времени, а необходимую для точного отражения луча идеальную поверхность «колпака» в те годы удалось получить при помощи специальной шлифовки – «колпак» целыми днями вручную обрабатывали работницы завода. Что интересно, отражатель имел специальную ЦВМ (цифровая вычислительная машина – то же, что ЭВМ), предназначенную для отслеживания состояния поверхности отражателя – с точностью до микрона. Обнаружив появившиеся искажения, ЦВМ тут же подавала сигнал-команду и прикрепленные к нижней, днищевой части отражателя 48 специальных «кулачков» начинали усиленно бить по отражателю, выправляя его поверхность – также с высокой точностью. Кроме того, во избежание перегрева медного отражателя в процессе отражения лазерного луча «колпак» оснастили специальной подложкой из бериллия, в которой имелись очень тонкие каналы – для прокачки по ним спиртового раствора (спирт разводился дистиллированной водой до «крепости» 39,5 градусов).

Впрочем, несмотря на все указанные выше сложности, работы на опытовом судне «Диксон» на заводе закончили даже быстрее, чем на ОС-90.

В конце 1979 года «Диксон» (командир корабля – капитан 2 ранга Кучеренко) перешел на Черное море, затем на севастопольском заводе имени Серго Орджоникидзе был осуществлен окончательный монтаж пушки и систем управления, после чего «сухогруз специального назначения» был переведен в акваторию военно-морской базы Севастополь. «Диксон» поставили, как вспоминают участники тех событий, особняком от боевых кораблей на 12-й причал Северной бухты. Причем за несколько дней до прибытия судна все подходы к причалу обнесли четырехметровым бетонным забором, натянули поверх него проволоку и пустили ток. Говорить о том, что пропускной режим для «сухогруза» установили весьма «не слабый», не приходится – это, конечно, сразу же и демаскировало новое опытовое судно.

Наконец, во второй половине 1985 года советский «лазерный линкор» вышел на испытания. Первым же выстрелом морякам удалось поразить мишень, установленную на берегу на дистанции четыре километра, но попадание оказалось не совсем таким, как ожидали разработчики и заказчик: попадание лазерного луча в цель зафиксировали лишь тепловые датчики, размещенные на самой мишени. Ни яркого мощного луча, ни эффектно горящей – как завод в советском фильме по мотивам произведения Алексея Толстого об инженере Гарине и его убойной лазерной «пушке» – мишени не было. С другой стороны, следует отметить, что результаты испытаний позволили конструкторам и представителям Министерства обороны СССР сделать определенные выводы – в том числе и о наличии определенных перспектив у данного вида оружия. В частности, разработчики пришли к выводу, что достаточно относительно незначительного прожига стабилизатора или корпуса крылатой ракеты для того, чтобы набегающий поток воздуха сбил ее с курса или даже и вовсе разрушил ее. Однако добиться высокой эффективности боевого применения лазерной пушки можно было только при условии устранения ряда проблем, включая повышение КПД боевой лазерной установки, выполнение доработки отдельных обеспечивающих систем и пр.

Однако по результатам испытаний прототипов боевой лазерной установки корабельного базирования Главнокомандующий Военно-Морским Флотом СССР Адмирал Флота Советского Союза Сергей Горшков пришел к выводу, что для морских условий лазерные пушки пока не подходят – стрелять ими можно либо высоко в атмосфере, либо в космосе, где отсутствуют негативные влияния наподобие мороси или тумана, образующихся над водой. Впрочем, испытания лазерной установки по теме «Айдар» продолжались еще некоторое время и, по данным некоторых источников, была даже выполнена боевая стрельба по радиоуправляемому катеру-мишени, надстройку которого укрыли асбестовым щитом. По воспоминаниям участников, лазерная пушка уверенно поражала надстройку катера-мишени с дистанции порядка 400 метров.

Оба опытовых корабля с прототипами боевой лазерной установки корабельного базирования, ОС-90 и «Диксон», входили в состав 311-го дивизиона опытовых судов Краснознаменного Черноморского флота ВМФ СССР, но работы по «боевой лазерной тематике», по официальным данным, были прекращены еще во второй половине 1980-х годов. По имеющимся данным, в начале 1990-х годов прототипы боевых лазерных установок были демонтированы, а техническая документация на них – полностью или в большинстве своем уничтожена. После распада Советского Союза и последовавшего затем раздела Черноморского флота оба опытовых судна достались независимой Украине. По имеющимся данным, опытовое судно «Диксон» было списано в 1995 году и затем было быстро продано Украиной в Индию по цене металлолома. Несмотря на то, что корабль был на тот момент в достаточно хорошем техническом состоянии и имел полностью исправную главную энергетическую установку. Примечательно, что редакция российского сайта «АТРИНА» утверждает, со ссылкой на свои источники, что во время списания «Диксона» бесследно исчезла некая секретная документация по проведению испытаний. С другой стороны, не совсем понятна связь списываемого судна, почти десятилетие как отошедшего от испытаний, и секретной документации по результатам этих самых испытаний, которые должны были храниться, как представляется, в одном из центральных управлений (архивов). Вероятно, речь может идти о неких судовых документах, связанных с периодом, когда проводились испытания, или же с технической (эксплуатационной) документацией, связанной непосредственно с боевой лазерной установкой и ее эксплуатацией в корабельных условиях применительно к «Диксону».

Дальнейшая судьба ОС-90 точно не известна, но скорее всего и это опытовое судно отправилось в утиль. Интересно, что в ряде западных СМИ появилась информация о приобретении Министерством обороны США на одном из судостроительных заводов Украины металлолома в виде нескольких старых советских кораблей и сдов, на одном из которых американцы обнаружили мощные генераторы, особые поворотные механизмы, холодильные установки большой мощности и иное оборудование, которое позволило предположить использование данного судна в рамках программы испытания лазерного оружия. Впрочем, это может быть очередной «журналистской уткой» или же дезинформацией со стороны Пентагона.

По имеющимся рассекреченным данным, лазерный комплекс «Аквилон» командование ВМФ СССР планировало устанавливать на корабли огневой поддержки десанта – для вывода из строя оптико-электронных средств техники и поражения органов зрения личного состава противодесантной обороны противника непосредственно перед высадкой десанта. В состав комплекса входила высокоинтеллектуальная система управления с возможностью обнаружения и сохранения в памяти всех наблюдаемых бликов оптики в секторе наблюдения – после команды «огонь» боевой модуль установки «бил» лучом по всем обнаруженным целям-«бликам». Испытания воздействия лазера на живой глаз проводили на животных.

Впрочем, до распада СССР лазерной системой данного типа успели вооружить только один малый артиллерийский корабль МАК-11 «Вьюга» проекта 12081, который был построен на Хабаровском судостроительном заводе им. 60-летия СССР и вначале входил в боевой состав Краснознаменного Тихоокеанского флота, а затем был передан пограничникам, переклассифицирован в пограничный сторожевой корабль 2-го ранга и с 25 ноября 1994 года дислоцировался на реке Амур (по состоянию на 2000 год корабль имел бортовой № «106»).

МАК-11 был заложен на верфи – под заводским №211 – 26 апреля 1982 года, спущен на воду 20 августа 1983 года и вошел в боевой состав 17 августа 1984 года. Он имел стандартное/полное водоизмещение 390/450 тонн, наибольшую длину 55,13 метра, наибольшую ширину 9,14 метра, осадку 1,44 метра, развивал скорость полного хода до 23 узлов и мог совершать скоростью 10 узлов перезод не менее чем на 540 миль. Главная энергетическая установка корабля включала три дизеля М-504Б мощностью по 3800 л.с., плюс один дизель-генератор мощностью 200 кВт и два дизель-генератора по 100 кВт, экипаж – 32 человека, включая четырех офицеров.

Вооружение МАК-11 включало: две 100-мм пушки Д-10-Т2с (боезапас – 240 выстрелов) и два спаренных с ними 7,62-мм пулемета ПКТ, противотанковый ракетный комплекс «Бастион-К» (ПТУР 9М117), одна шестиствольная скорострельная 30-мм артиллерийская установка АК-630М (без системы управления МР-123 «Вымпел»), одна двухствольная 140-мм пусковая установка ЗИФ-121М «Снег» с системой управления стрельбой «Искра-1208» и боезапасом 120 неуправляемых реактивных снарядов М-14ОФ, два спаренных 12,7-мм пулемета «Утес-М» и два 30-мм гранатомета БП-30 «Пламя», плюс четыре пусковые установки ПЗРК и один излучатель комплекса лазерного оружия. Последний был уменьшен в габаритах и установлен на корабле взамен носовой артиллерийской установки АК-630М. По имеющимся данным, впрочем – не официальным, установка на катере прошла испытания в середине 1980-х годов, но впоследствии активно не использовалась и была в 1990 году демонтирована.

ФОТО подписи

Файл

Подпись

1

Опытовое судно ОС-90 проекта 10030 («Форос»), оснащенное боевой лазерной установкой «Аквилон», на внешнем рейде ГВМБ Севастополь (Черное море). Фото датируется 28 сентября 1995 года.

2

Более детальный вид ОС-90. Хорошо видна существенно перекомпонованная надстройка корабля и расширенный корпус. Вооружение, характерное для СДК, демонтировано.

3

Списанный ОС-90 на разделке.

4

Вот так выглядели лесовозы типа «Вытегралес».

5

А это уже опытовое судно «Диксон» – носитель прототипа лазерного боевого комплекса большой мощности, созданного по теме «Айдар». Фото сделано, вероятно, в начале 1990-х годов.

6

Опытовое судно «Диксон», вид с носовых углов левого борта. Укрытые чехлами конструкции на верхней палубе перед надстройкой – это и есть элементы советской боевой лазерной установки.

7

ОС «Диксон» в Севастополе.

8

МАК-11 – бывший носитель лазерной установки «Аквилон».